Выбор редактора
Военные учения по ту и эту стороны реки -
Иран: в чем корень массового недовольства? -
Иран повторяет судьбу СССР?
Президент послал сигнал Москве
«Карабахские грабли» для Москвы -
Методички по Херсону
«Эта встреча в Сочи для России провал»
Мозговые центры — зачем они нам нужны…
Новости дня

Дополнительный аргумент для «принуждения Украины к миру»

Эксперт: Российское руководство путем "референдумов" и присоединения пытается легитимизировать применение ядерного оружия против Украины 

Псевдореферендумы, проведенные оккупационными войсками России в ряде захваченных регионов Украины, вызывают определенные вопросы по этой новой ситуации. Понятно, что мир никакие из этих искусственных манипуляций не признает, и это принципиально.

 Но как будет вести себя Москва после объявления этих территорий «частью Российской Федерации»? Оттуда уже прозвучали угрозы относительно применения в случае чего ядерной дубинки. Насколько это серьезно? Не приблизился ли тем самым мир к опасной черте? Ведь Украина не собирается отказываться от освобождения своих оккупированных земель. Или это вновь какой-то блеф (который предупредительно отрицает Путин)?  

Своими мыслями по этому поводу согласился поделиться с Пресс-клубом Микола Польовый, доктор политических наук, профессор кафедры политологии и государственного управления Донецкого национального университета имени Василя Cтуса (Винница): 

— Думаю, что крайне вероятное объявление временно оккупированных территорий Украины «частью Российской Федерации» планируется российским руководством в парадигме дополнительной легитимизации вторжения и войны с Украиной, как для внутреннего медиа-потребителя, так и для зарубежного. Причем не стоит обманываться — определенные перспективы у такого подкрепления медиа-повестки существуют. Ведь очевидно, что не каждый житель даже стран «первого мира» настолько информирован, чтобы легко отличить «свежезахваченные» Россией украинские территории от тех земель, которые находятся в пределах пока еще международно признанных границ России. И чем дальше от европейского континента, тем более мутными являются географические знания об этих территориях. В перспективе это упрощает дело создания медиа-образа «исконных земель России» для новозахваченных украинских территорий в трансляции на некоторую часть азиатской, американской или африканской публики.  

Но, вероятно, создание дополнительных «аргументов» для медиа-поддержки легитимизации захваченных земель не является главной целью фейковых «референдумов». Более опасными представляются угрозы применения ядерного оружия в случае вооруженного воздействия на территории, объявляемые российскими. Предполагаю, что российское руководство путем «референдумов» и присоединения пытается легитимизировать не только саму войну, но и применение ядерного оружия против Украины или, возможно, против «внешних центров принятия решений», под которыми Кремль может понимать любую европейскую столицу. Подобное предположение выглядит вполне логичным, если вспомнить, что российская армия терпит поражение от украинской в конвенциональных военных действиях и даже объявленная мобилизация вряд ли может вернуть военную инициативу российским оккупационным войскам. В таком случае «референдумы» и расширение территории России за счет украинских земель выступают не целью и не самодостаточным фактором, а всего лишь инструментом создания повода для «оправдания» применения ядерного оружия Россией против Украины, войска которой уже сейчас находятся на территории Луганской, Донецкой, Запорожской и Херсонской областей, объявляемых российскими. 

Можно предполагать, что сразу после объявления о принятии этих областей в состав России, российское руководство попытается вернуться к переговорам с Украиной о прекращении военных действий и дополнительным аргументом для «принуждения Украины к миру» (помяните мое слово — этот тезис точно будет звучать в ближайшие дни со стороны России!) станет как раз угроза ядерного удара.  Стоит заметить, что это будет уже практически последним аргументом из оставшихся у России. Предполагаю, что описанные выше намерения вполне серьезны. Поскольку очевидно, что украинская армия не собирается останавливаться и тем более отходить с освобожденных территорий, поскольку сложно представить, что украинское руководство откажется от освобождения как минимум континентальной части Украины до границ 1991 года, постольку существует ненулевая вероятность воплощения планов российского ядерного удара. И тут актуализируется вопрос позиции ядерных держав НАТО по отношению к ядерному шантажу России. Сейчас звучит ответная угроза США о том, что в случае применения ядерного оружия Россией будет уничтожен Черноморский флот. При всей эффектности подобных ответных угроз закрадывается сомнение в соразмерности урона – в ответ на ядерное поражение одной или нескольких местностей плотно заселенной Украины, что неминуемо приведет к жертвам среди мирного населения, которые превзойдут масштабы Бучи, Гостомеля и Изюма вместе взятых, будет потоплено 10, 20 или 30 сравнительно небольших судов Черноморского флота РФ, который и так уже прячется в Новороссийске и практически не влияет на ход военных действий. Если Путин спокойно пережил затопление «Курска» в 2000-м, «Москвы» и еще дюжины кораблей в 2022-м, то угроза дополнительного затопления еще какого-то количества флота никак не повлияет на его решимость применить ядерное оружие. Кроме того, возникает вопрос о способах реализации сценария уничтожения Черноморского флота – у Украины пока нет достаточного количества средств поражения флота в Новороссийске, а гипотетическое прямое вмешательство любой из стран НАТО для бомбардировки российского флота действительно превратит НАТО в сторону конфликта. Полагаю, что ближе к окончанию войны НАТО вполне может вступить в войну воздушными, морскими или даже сухопутными силами, но склонен полагать, что это произойдет действительно только перед самым поражением России. Сейчас, к сожалению, все еще не тот момент. Таким образом, не совсем понятно, какого уровня угроза ответного удара со стороны США или иных стран НАТО может последовать в ответ на ядерный удар России, и насколько такой удар представляется болезненным Путину, а именно от этого зависит его решимость применить ядерное оружие. 

Полагаю, что пока – до момента официального «присоединения» Россией временно оккупированных украинских территорий и реализации очередной попытки начать переговоры с Украиной на своих условиях – можно считать ядерную угрозу блефом. После ожидаемой и крайне вероятной неудачи этих переговоров применение ядерного оружия на территории Европы, к сожалению, вполне может стать реальностью. 

Рауф Оруджев


Facebook-da paylaş

Новый Новости

Реклама

Реклама

{sape_links}{sape_article}