Выбор редактора
Военные учения по ту и эту стороны реки -
Иран: в чем корень массового недовольства? -
Иран повторяет судьбу СССР?
Президент послал сигнал Москве
«Карабахские грабли» для Москвы -
Методички по Херсону
«Эта встреча в Сочи для России провал»
Мозговые центры — зачем они нам нужны…
Новости дня

Суверенитет Азербайджана и экономические союзы

После завершения военной операции по освобождению оккупированных территорий, очень много разговоров идет о суверенитете, о территориальной целостности страны, о многовекторной политике и пр. Но в наше время многие из этих фундаментальных понятий, и особенно вопрос суверенитета, стали приобретать несколько иное, новое значение. Сразу же замечу, что вопрос «суверенитета» следует отделить от понятия «территориальная целостность».

Суверенитет — это качество государства.  Это то состояние государства, когда все управление страной осуществляется только внутренними органами власти и никто извне не пытается покушаться ни на властные полномочия институтов власти, ни на экономические достижения страны. В современном мире полным суверенитетом обладают немногие. Это государства, у которых есть запасы ядерного оружия, экономический потенциал, плюс людские и природные ресурсы. А суверенитет других, более мелких государств, стал напрямую зависеть от их взаимоотношений с этими странами. 

Суверенитетом обладают США и страны НАТО – мы называем это одним словом — Запад. За счет своих людских ресурсов, экономического и финансового могущества, суверенитетом обладает Китай. Сюда же можно отнести Россию за счет ее колоссального военного потенциала, природных ресурсов и огромных территорий. К независимости очень близки Индия и Пакистан, но полноценного суверенитета пока еще у них нет.  

Из уст некоторых российских политиков нередко можно услышать, что большинство постсоветских республик – это «несостоявшиеся государственности». Так ли это? Когда-то они были частью Российской империи, затем частью СССР, и как самостоятельные государства (кроме прибалтийских) возникли после развала Советского Союза.  

Все эти государства, получив независимость, вскоре стали формировать многовекторную политику. Почему? Думаю, что это эйфория от демократии, но главная причина финансовая подпитка… Экономика разрушена, нет денег на развитие, нет денег на соцпрограммы. Стали смотреть в сторону России, получая от нее кредиты, энергоресурсы по льготным ценам, и оружие. И в сторону Запада — в основном ради грантов. На гранты Запада значительная часть гражданского общества получила средства к существованию. А то, что в результате началось разрушение идеологии, культуры, традиций — на первых порах считалось несущественным. Часть этих государств, например, Грузия, Украина, Молдова все больше стали тяготеть к Западу. Страны ЕАЭС — ОДКБ стали сближаться с Россией, и при этом все равно старались сохранять связи с Западом и иногда с Китаем, что создавало иллюзию многовекторности. 

Но лишь Азербайджан, ставший самодостаточной страной за счет относительно рационального использования имеющихся энергоресурсов, отказался от западных грантов, полной либерализации экономики и стал проводить реально эффективную многовекторную экономическую политику, не присоединился ни к одному военному или экономическому блоку и напротив, стал отличным примером для многих малых стран. Особенно в мусульманском мире.

Долгие годы мы жили в однополярном мире, в котором все зависело от США. Сейчас же влияние США сократилось, и мы уже живем в формирующемся многополярном мире. Россия и Китай против США. Встреча президентов Путина и Си Цзиньпина в Пекине, во время открытия Олимпийских Игр, завершилась подписанием некоего документа, в котором каждая сторона отразила свои подходы и устремления на ближайшие годы, а противоположная сторона с ними согласилась. Китай намерен и дальше развивать торгово-логистические пути между Востоком и Западом. Китайская сторона дала понять, что не собирается вмешиваться в конфликт между Россией и НАТО. Позиция же Москвы, — это темы расхождения с Западом по санкционно-экономическим и в большей части, вопросам безопасности. Так что никакой российско-китайский военно-политический альянс не создан. Россия и Китай не объединились. Просто они оба против однополярного мира. При этом каждый считает себя новым полюсом. Формируется как бы 3 полюса. Россия пытается сформировать кооперацию стран на евразийском пространстве (конкретно, ряд постсоветских стран, плюс Иран и Турция). 

Россия взяла курс на свое утверждение в качестве самостоятельной великой державы, не ассоциированной с Евросоюзом или Китаем. Она рассматривает себя как глобальную силу, и сферой своих интересов считает весь огромный Евразийский континент от Арктики до Индийского океана. И если «Запад» и Китай действуют, манипулируя в основном финансовыми рычагами, то Россия, не имея таких возможностей, оперирует военно-космическом фактором, безопасностью и пр. То есть Россия в этом контексте – не Европа и не Азия, а просто Россия, т.е. сама по себе.

В постсоветский период, Россия длительное время говорила о славянстве, как о главном факторе объединения. Пыталась объединить Украину, Беларусь и Россию. На самом деле, все эти разговоры о специфической «русской православной цивилизации», «особой миссии» России и о какой-то исключительной системе «русских духовно-нравственных ценностей», выделяющих Россию среди других стран, стали настоящим раздражителем для многих постсоветских стран. В Москве еще не вполне осознали, что общая вера и частично общая история славянских народов, сегодня недостаточна для надежного объединения. Ведь Российская империя никогда не была этническим образованием! 

На мой взгляд, главная причина неудач российской политики на Украине, лежит в игнорировании того факта, что вся украинская элита – экономическая, политическая и даже культурная – живет мечтой об осуществлении отдельного, отличного от российского, чисто украинского политического проекта. 

И поэтому сегодня, для создания по-настоящему эффективного «Евразийского Союза» (это чисто условное название), Москве необходимо ориентироваться на достижение новых мировоззренческих и политических форм. Использование же из метода «кнута и пряника» все больше «кнута» и все меньше «пряника», может дать лишь краткосрочный эффект. Например, во взаимоотношениях с Турцией у американцев был рычаг территориальной целостности Турции. Когда организовывали попытку госпереворота против Эрдогана, в качестве «дубинки» использовалась мобилизация курдского населения. Дальше последовала мобилизация курдских сепаратистских движений в северном Ираке, в Сирии.  Не сработало. Между прочим, курды в Турции в большинстве были солидарны с властью. Россия, кстати, тоже тогда поддержала Эрдогана. 

Но в то же время из-за поставки ударных беспилотников украинской армии, неизменной позиции Анкары по вопросу непризнания аннексии Крыма и поддержки перспективы вступления Украины в НАТО, Россия затаила обиду на Турцию. И как следствие, после визита президента Раиси в Москву Иран сообщил о перерыве в поставках газа в Турцию. Действия Тегерана, за которыми просматривается Москва, это пример оказания давления на Турцию, которая реально испытала на себе неприятную зависимость от российского и иранского газа. Весьма вероятно, что именно поэтому Турция не торопится однозначно сближаться с Россией. 

Народы бывшего СССР за последние три десятка лет все же ощутили вкус свободы и независимости. Во всех этих государствах сформировалась новая политическая элита, которая уже не готова молча следовать за «старшим братом» или действовать, постоянно оглядываясь на Москву. Надо понимать, что народы этих стран, несмотря на экономические трудности, в полной мере осознали ценность и важность национальной государственности. Россия же, в большинстве случаев, все еще действует по старым советским шаблонам. Но хватит ли ей необходимых материальных и людских ресурсов, чтобы удержать в повиновении эти территории и их население? 

Давайте сделаем одно допущение. Представим себе, что сейчас Украина резко изменила свой курс и однозначно выбрала сторону России. Согласилась бы на полноценное участие в проекте Евразийского союза. Что бы получила Россия от этого? Для нее это означало бы, что необходимо поддерживать материально, прежде всего финансово, на протяжении долгого периода времени еще и 45-миллионную страну. 

Возможно где-то и ведется учет, но я не встречал выкладок с подсчетами затрат на содержание Армении. А насколько Россия готова к этим, многократно большим затратам? Украина, напротив, приобрела бы возможность каждый раз «дорого продавать» свое согласие на любые решения в рамках Союза. И скорее всего, несмотря на всю оказанную ей помощь, вновь попыталась бы идти самостоятельным курсом (и возможно опять-таки через конфликт).

Вернемся к основной теме. Текущую ситуацию в мире можно охарактеризовать как начало периода «экономического эгоизма» в международных отношениях. Страны не доверяют друг другу, каждая из них думает о собственном интересе и рисках. Европа, США и Юго-Восточная Азия, то есть все основные региональные рынки, вступили в период перехода на курс самоизоляции, протекционизма и торговых войн. Многие скрытно начали вводить различные технические барьеры, пошлины на экспорт, повышать портовые сборы, применять санкции и т. д. Цель — получить преимущество на рынке, обойти конкурента. Так что принципы свободной торговли, которые так активно проповедовались через ВТО, сегодня перестают работать.  И хорошо, что Азербайджан так и не вступил в эту организацию.

Страны нашего типа и размера не имеют возможности построить модель экономического развития, ориентированную лишь на внутренний спрос. Для нас внешний спрос и экспорт играют ключевую роль. Поэтому интенсивная интеграция в мировую экономику является важнейшим фактором наращивания доходов страны. Другой вопрос — качество этой интеграции, а именно, насколько глубоко страна будет вовлечена в цепочку создания добавленной стоимости. Вот что необходимо учитывать России, если она хочет сплотить вокруг себя часть постсоветских государств.  

Продемонстрировать разумную экономическую политику, учитывающую экономическую выгоду и государств-партнеров. Как этого добиться при нынешней негативной международной конъюнктуре? Не берусь сказать.

А тем временем буквально на днях, в конце января была сформирована новая площадка «Центральная Азия – Китай», на которой планируется обсуждение и принятие важнейших для того региона решений в экономической и политической сферах. За последние годы при помощи и поддержке Китая, уже запущены нефтепровод Казахстан – Китай, газопровод Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай, автодорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан, Китайско-Узбекский индустриальный парк «Пэншэн» и автодорога Китай – Таджикистан – Узбекистан. Все это уже действующие проекты, которые начали приносить прибыль. Уже запланировано строительство железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан, модернизация сельского хозяйства всех центральноазиатских государств для увеличения поставок продовольствия на китайский рынок и многое другое. Никаких аналогичных предложений эти республики от России не получали. 

А Украина? Китайско-украинский товарооборот в 2021 году составил $17,36 миллиардов. Если к этому добавить 6,64 миллиарда долларов подрядных работ для китайских компаний, то получается довольно внушительная цифра.  

Это мое сугубо личное мнение, но стремление в ЕС вовсе не означает обязательное вступление в НАТО. Думаю, что и для Украины, и для Грузии желаемо было бы не вступление в какие-либо военные союзы, а укрепление своего нейтрального статуса, что оградило бы их от многих сегодняшних проблем с Россией.  

Но и для России тоже необходимо придерживаться концепции доброжелательности, взаимовыгоды и толерантности. Лишь в этом случае контакты со странами Центральной Азии и Южного Кавказа и даже Украиной, начнут расширяться. Необходимо укреплять взаимное доверие стран и углублять сотрудничество в интересах совместного развития. Примером может служить политика Китая в отношении стран Центральной Азии.

Вот я и думаю, что пока все выгоды Азербайджана и долгосрочные проекты сформированы на базе двух- трехсторонних межстрановых договоров. Более крупный проект это «3 + 3». Но и он на стадии начала обсуждений. В то же время, у Азербайджана, по сравнению со многими другими постсоветскими странами, очень хорошие позиции и неплохие отношения со всем миром. И что очень важно, есть сформированный имидж договороспособного партнера, который выполняет все свои обязательства. 

Мне кажется, что в данном случае необходимо ждать и не присоединяться ни к каким союзам (мы и так, согласно договору от 1991года о создании СНГ, входим в него, а это своего рода «Шенген» постсоветских стран, обеспечивающий нам безвизовый режим с рядом стран), а продолжать действовать на основании многосторонних договоров. Есть такая американская поговорка: Money talks and bullshit walks. В переводе это звучит: «Когда деньги говорят, то всякая ерунда гуляет». Вот и все наши региональные проекты также подразумевают и выгоду наших партнеров. И это самое лучшее на сегодня решение.

Фуад Расулов, экономист,

                              профессор Университета Хазар


Facebook-da paylaş

Новый Новости

Реклама

Реклама

{sape_links}{sape_article}