Выбор редактора
Иран: в чем корень массового недовольства? -
Иран повторяет судьбу СССР?
Президент послал сигнал Москве
«Карабахские грабли» для Москвы -
Методички по Херсону
«Эта встреча в Сочи для России провал»
Мозговые центры — зачем они нам нужны…
Как быть Азербайджану с признанием России страной-
Новости дня

«Новый план Лаврова»

Российский министр нарисовал весьма благостную картинку предполагаемого будущего Нагорного Карабаха

Вопрос о статусе Нагорного Карабаха необходимо согласовать при участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), но сейчас стоит сделать акцент не на этом, а на возвращении в регион мирной жизни. Об этом, как передает ТАСС, заявил 9 июня министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на форуме «Примаковские чтения».

«Я понимаю, сейчас многие говорят о том, что остался нерешенным статус Нагорного Карабаха. Это предстоит окончательно согласовать с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые на данном этапе, наверное, должны не будировать проблему статуса, а содействовать укреплению мер доверия, решению гуманитарных вопросов, тому, чтобы армяне и азербайджанцы снова стали жить вместе в безопасности и в экономическом благополучии. И тогда, я вас уверяю, через пару – тройку лет, если мы наладим такую жизнь, все проблемы статуса будут решаться гораздо проще», – сказал глава МИД РФ.

Он указал, что заявления из столиц стран – участниц конфликта и соседних государств часто обусловлены эмоциями. «Мы призываем всех вовлеченных в эту ситуацию все-таки способствовать успокоению и налаживанию нормальной жизни тех, кто находится на земле», – подчеркнул Лавров. Он добавил, что Россия этим активно занимается усилиями миротворцев и МЧС.

Министр также отметил, что деятельность трехсторонней рабочей группы по разблокировке региональных коммуникаций тоже посвящена этой задаче. «Результативность деятельности трехсторонней рабочей группы будет определяться прежде всего тем, насколько это разблокирование будет напрямую помогать улучшать жизнь людей, – отметил Лавров. – В этих трехсторонних дискуссиях и интересы Турции, и интересы Ирана однозначно учитываются, иначе все это разблокирование не будет иметь максимального эффекта».

Он также коснулся вопроса деятельности Агдамского мониторингового центра по перемирию в Нагорном Карабахе: «А в рамках наблюдения за прекращением огня действует Российско-турецкий центр по мониторингу, который с территории Азербайджана, используя технические средства, обеспечивает совместное наблюдение за тем, что происходит «на земле». Это очень полезный компонент общей договоренности, и он обеспечивает ощущение вовлеченности наших турецких коллег в этот процесс, это стабилизирующий фактор». 

Как можно оценить эти заявления Лаврова? Не слишком ли гладко всё выглядит в его словесном изложении ситуации?

Например, он говорит о том, что сейчас надо «содействовать укреплению мер доверия, решению гуманитарных вопросов, чтобы армяне и азербайджанцы снова стали жить вместе в безопасности и в экономическом благополучии», и тогда «через пару – тройку лет, все проблемы статуса Нагорного Карабаха будут решаться гораздо проще». О чем это? Лавров имеет в виду, что уже через 2-3 года азербайджанцы должны жить в той части Карабаха, которая находится под российскими миротворцами? Реально ли это, если учесть, что тамошние армяне против такого, а власти Азербайджана и командование миротворцев вообще хранят полное молчание на эту тему? В Трехстороннем заявлении о прекращении огня сказано, что этим вопросом будет заниматься Управление верховного комиссариата ООН по делам беженцев, но за 7 месяцев после войны мы ни разу еще не слышали о каких-либо шагах или даже планах этой структуры по возвращению коренных азербайджанцев в Нагорный Карабах. 

Лавров говорит также о деятельности трехсторонней рабочей группы по разблокировке региональных коммуникаций, однако и эта деятельность по факту приторможена после споров сторон вокруг терминов на тему – что это будет (коридор – не коридор?), и начавшегося приграничного напряжения на некоторых участках между Азербайджаном и Арменией.

То есть, не являются ли сегодняшние заявления российского министра просто благими пожеланиями, которым не стоит придавать особого значения? 

Своим мнением по этим вопросам поделились с Пресс-клубом известные аналитики Южного Кавказа.

Гела Васадзе, ведущий эксперт Грузинского Центра Стратегического Анализа (GSAC):

– Тут почти как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» – «понять-то его немудрено, Кемскую волость просит». А если серьезно, заявление Лаврова можно разделить на две части. Главная – где он озвучивает позицию Москвы, что вопрос о статусе Нагорного Карабаха вовсе не закрыт. Мол, ребята погорячились, бывает. Статус нужен, потому что без статуса какие же миротворцы и продление мандата? Да, насчет продления Лавров прямо не говорит, но это подразумевается – мол, Россия пришла в Карабах всерьез и надолго. И мирить собираются азербайджанцев с армянами вплоть до последнего армянина и азербайджанца. 

Ну, а насчет того, что, мол, там, под «сенью дружеских штыков» будут вместе жить армяне и азербайджанцы, это называется – подсластить пилюлю. На сроки особого внимания обращать не стоит. Через 2-3 года Лаврова на посту министра скорее всего уже не будет. Говорят, давно просится на пенсию. Так что, тут тоже все в порядке. 

И по поводу коридора: важное там не коридор, а то, что формат трехсторонний – Россия, Армения, Азербайджан.

 

Расим Мусабеков, политолог, депутат парламента АР:

– В заявлении главы МИД РФ Сергея Лаврова важно то, что он не считает продуктивным поднимать вопросы, в частности статуса Нагорного Карабаха, а предлагает сосредоточиться на практических проблемах восстановления мирной жизни, реабилитации региона от последствий войны, налаживании диалога и осуществлении мер доверия между азербайджанцами и армянами. 

Лавров фактически рекомендует французскому и американскому сопредседателям Минской группы не форсировать проблемы, не имеющие решения в настоящее время. Это позитивно. 

Что будет через 3-4 года, сколько в Карабахе останется армян, какая будет атмосфера в регионе, какая конфигурация отношений как между региональными странами, так и глобальными игроками – эти вопросы остаются открытыми. 

Что же касается Баку, то в настоящее время мы четко заявили, что Нагорный Карабах – это географическое, а не политическое понятие. Можно обсуждать статус карабахских армян, а не территории. НКАО решением парламента Азербайджана была упразднена еще осенью 1991 года в ответ на грубое и вызывающее попрание Конституции нашей страны.  Так называемый «Арцах» никем не признан и сейчас скукожился до «огрызка», находящегося под контролем российских миротворцев. Какими правами станут обладать карабахские армяне, решится в ходе внутреннего диалога, который, надеюсь, будет налажен в ближайшие год-полтора. 

В отношении открытия транспортных коммуникаций и урегулирования пограничных вопросов важно, чтобы в Армении сформировалось стабильное и ответственное правительство. Внеочередные выборы в парламент Армении состоятся скоро, но, судя по всему, политический кризис вряд ли удастся преодолеть.

Рауф Оруджев


Facebook-da paylaş

Новый Новости

Реклама

Реклама

{sape_links}{sape_article}